Хабаровский книжный дискуссионный клуб "Кабинет Глубинной Психологии"

Объявление


Хабаровский книжный дискуссионный клуб "Кабинет глубинной психологии" приглашает Вас присоединиться к обсуждению серьезной художественной литературы. Наши встречи проходят один раз в месяц. На каждой встрече мы обсуждаем одну книгу. Этот форум создан для участников клуба с целью обмена информацией и мнениями по поводу обсуждаемых книг между встречами. Пожалуйста, ознакомьтесь с материалами форума, и, если Вам нравится то, что мы делаем, добро пожаловать в наш клуб! Более подробную информацию Вы можете получить, отправив личное сообщение ведущей клуба Виктории Касьяновой здесь на форуме или пройдя по ссылке на сайт b17.



Библиотека Софи

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Клайв Стейплз Льюис "Письма Баламута"

Есть два равносильных и противоположных заблуждения относительно бесов. Одни не верят в них, другие верят и питают к ним ненужный и нездоровый интерес. Сами бесы рады обеим ошибкам и с одинаковым восторгом приветствуют и материалиста, и любителя черной магии.


Книга "Письма Баламута" - это повествование о том, как бес в письмах обучает своего племянника-стажера искусству развращать человека. Произведение интересно тем, что раскрывает взору читателя совершенно неожиданные человеческие слабости, через которые бес может повлиять на наше настроение, мировоззрение, жизнь, а затем и смерть. Список по памяти:
- церковь;
- молитва;
- самоотверженность;
- смирение;
- влюбленность;
- талант;
- карты;
- стандарты красоты;
- филологические каверзы, с течением времени меняющие смысл слов.
Последние очень хорошо представлены в рассуждении Л. Н. Толстого "В чем моя вера?": писатель обнаружил, что христиане практически в корне неверно трактуют учение Христа. Какая тонкая работа! Невольно создается впечатление, что где-то действительно есть бесовский филологический отдел, аккуратно, кропотливо покрывающий каждую страницу Евангелия тонкой патиной фальши. Но это не стало новостью. Куда интересней повествование Баламута о самоотверженности:

Обсуждая любое совместное дело, «A» поддержит предполагаемые интересы «B», себе в ущерб, а «B» поступит наоборот. Часто при этом совершенно нельзя понять, чего хочет каждая из сторон. В случае удачи они будут делать то, что никому из них не хочется, причем каждый будет ощущать приятное тепло самодовольства, ожидать наград за свою самоотверженность и испытывать тайное недовольство другим, который слишком легко принял его жертву. Позже можешь отважиться на так называемую «иллюзию конфликта великодуший». Эта игра лучше всего удается, если в ней участвуют больше двух человек, например в семье со взрослыми детьми. Допустим, захотели сделать что-нибудь совершенно обыкновенное, например попить чаю в саду. Один из членов семьи дает понять (и лучше — покороче), что ему это не нужно, но он, конечно, согласится из самоотверженности. Другие сразу берут назад свое предложение, вроде бы из самоотверженности, а в действительности потому, что не хотят быть объектом мелкого альтруизма. Но тот, первый, тоже не хочет, чтобы у него отняли упоение своей жертвой. Он уверяет, что готов делать «то, что и другие». Они уверяют, что готовы делать «то же, что и он». Страсти накаляются. Тогда кто-нибудь говорит: «Ну хорошо, тогда я вообще не хочу чаю». Начинается настоящая ссора, ведущая всех к обиде и горечи. Ясно, как это делается? Если бы каждая сторона просто следовала своим истинным желаниям, они держались бы в рамках здравого смысла и учтивости, но как раз потому, что спор вывернут наизнанку и каждая сторона борется за права другой, вся враждебность, происходящая из самодовольства, упрямства и накопившегося за последние десять лет раздражения, скрыта от них или искуплена «самоотверженностью». Конечно, каждая сторона понимает, какого низкого происхождения «самоотверженность» противника и в какое фамильярно-фальшивое положение ее самое пытаются поставить, но себя ощущает безупречной и невинной жертвой и не видит здесь ничего бесчестного.


Один разумный человек однажды сказал: «Если бы люди знали, сколько злых чувств вызывает самоотверженность, они бы не проповедовали ее так пылко». И еще: «Она из женщин, живущих для других. Это видно по тому, как другие загнаны».

Обращаться к истокам всегда интересно и познавательно. И под истоками я подразумеваю не только проблематику произведения, но и влияние, оказанное им на других авторов. Однако наш соотечественник опередил Льюиса - ни много ни мало - на 20 лет. Так на моей полке появилась книга Леонида Андреева "Дневник Сатаны". Что там?

Отредактировано Софи (2015-03-18 21:14:08)

0

2

Соня, умничка, как хорошо написала! Горжусь тобой!  У сожалению, не могу отзеркалить Баламута, так как не читала, но хочу осилить.  Как изящно ты коснулась  личностей и Толстого,  и Андрееве, изучаемых в клубе, надеюсь,  не из-за самоотверженности, а по искреннему чувству, как приятно! )))

Прочитаю цитаты чуть позже, так как еще не могу прийти в себя от встречи. Я читала Дневник Сатаны. И вообще однажды мной было предложена тема сатаны в литературе, здесь можно было бы обсудить и  Фауста Гёте, и Эликсиры Сатаны Гофмана и Потерянный Рай Мильтона и т.д. Может, быть мы потом так и сделаем.

Соня, здесь на сайте активность пока не высокая, и ты может быть не получишь того отклика? которого достойна и на который рассчитываешь. Есть сайт, который, мне кажется, тебе подошел бы по стилю. Познакомься с ним, там бы ты могла публиковать свои рецензии тоже, дублировать: здесь и там. http://www.livelib.ru/ Я там тоже зарегистрирована.

0

3

Соня, если честно, для меня узнать тебя с этой стороны неожиданно, но ооочень интересно. Оправдываю себя только тем, что мы мало еще знакомы. В очередной раз поняла, чтобы услышать человека, необходимо этого хотеть.
Спасибо за твой взгляд. " Письма Баламута" не читала, честно и не слышала никогда про это произведение , но меня оно заинтересовало.
Почему же так легко пробудить в человеке "бесовское"?Даже так , как трудно его заприметить в себе, как ловко оно маскируется под доброе, светлое? Этот вопрос часто себе задаю.

0

4

Шарль Бодлер "Цветы зла"

К концу знакомства с Серебряным веком я назначила свидание с его истоком.

Я так и не разгадала загадку циклопа, но я нашла выход из леса, по которому вел меня Шарль Бодлер. Я прильнула к цветам зла с жаром, от которого они обращались в прах, едва коснувшись меня. Я металась в незнакомом лесу, боясь еще раз коснуться красного цветка, пылающего огонька среди темной травы… Выбившаяся из сил, я не понимала, зачем я здесь. Тяжело дыша, я прислонилась к толстому стволу старого дуба. Постепенно мое дыхание начало успокаиваться, жар тела рассеялся в лесном полумраке. И вдруг, в первый раз, мой нос уловил аромат цветов...
Я чувствую касание руки на своем плече. Мужчина, представший моему взору, жестом просит меня следовать за ним.

Есть запахи, чья власть над нами бесконечна:
В любое вещество въедаются навечно.
Бывает, что, ларец диковинный открыв
(Заржавленный замок упорен и визглив),

Минувшие мечты, восторги и обиды,
Мечты увядшие – слепые хризалиды,
Из затхлой темноты, как бы набравшись сил,
Выпрастывают вдруг великолепье крыл.


Мой спутник ведет меня дальше, мы заходим все глубже в лес.

Раздвинет опиум пределы сновидений,
Бескрайностей края,
Расширит чувственность за грани бытия,
И вкус мертвящих наслаждений,
Прорвав свой кругозор, поймет душа твоя.


Сложно проанализировать сборник стихов: это все равно что подвергнуть анализу энциклопедию. В одну книгу Шарль Бодлер вписал всю свою биографию. Он говорил мне о том, как нелегка жизнь поэта, рассказывал о своих идеалах, пел гимн красоте и напоминал, что все не вечно. Мы прошли сквозь осень и весну. Луна и Солнце, сменяя друг друга, освещали нам путь. Когда-то Великий тоже был человеком. Он вспоминал, как радовала глаз блестящая шерстка его котика, как разжигало огонь гнева в его сердце женское коварство, как осенними вечерами разъедал его душу сплин. Я знаю, как он жил, умирал, и что стало с ним после смерти. Шарль по-отечески дал мне несколько наставлений. Но теперь наше путешествие подходит к концу, и я знаю, что однажды вернусь сюда снова.

Отредактировано Софи (2015-03-18 21:14:40)

0

5

Спасибо,  Соня. Удивила ты меня интересом к Бодлеру.  А оказывается, Бодлер - мой любимый писатель. Словами не рассказать! ты мне напомнила стизотворением, что он также опиоманом (“Искусственный рай”), как и Томас де Квинси, произведение которого мы обсуждали в клубе. Будем говорить о Бодлере в рамках обсуждения французской литературы. На днях открою темы “на будущее”: Франция, Германия, Австрия и т.д. в рубрике “Обсуждение книг”, чтобы можно было  заранее готовиться.

Кстати, к Бодлеру я как-то сделала маленькую  работу. Жанр ее мне определить трудно. В ответ тебе посылаю.
........................................................

УРОК СИМВОЛИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Это титульный лист к стихотворениям Шарля Бодлера “Цветы зла” художника Карлоса Швабе. На рисунке изображено тропическое веероподобное растение с впивающимся в самую его сердцевину “сумчатым” цветком. Земных корней  он не имеет,  клешнями-листьями имитирует любовь и тянет жизнь из доверчивой души растения.   Задание на дом: познать природу цветов-паразитов из ботаники, перенести знание на психологическую почву — идентифицировать человека из своего окружения с цветком зла.

http://se.uploads.ru/t/wl3HL.jpg

0

6

Виктория Касьянова написал(а):

Земных корней  он не имеет,  клешнями-листьями имитирует любовь и тянет жизнь из доверчивой души растения


Когда воображение не ограничивается контекстом в котором дана фраза возникает интересная ассоциация. Интересная и одновременно с тем жуткая.

Если я правильно понимаю, то цветок относится к классу  облигатных паразитов — паразитов, неспособных существовать без донора (см. Википедию)

Виктория Касьянова написал(а):

клешнями-листьями имитирует любовь и тянет жизнь из доверчивой души растения

А для чего же тогда сам цветок?

Отредактировано Марианна (2015-03-22 12:43:55)

0

7

Когда воображение не ограничивается контекстом в котором дана фраза возникает интересная ассоциация. Интересная и одновременно с тем жуткая.

Привет,  Марианна. Я думаю, что моя ассоциация не совсем вне идеи и настроения Бодлера. Бодлер говорил, что всю жизнь испытывал  к жизни два противоположных чувства: ужас жизни и восторг жизни. Такое сочетание чувств и может выражаться в образе цветка-паразита. Прекрасная жизнь возможна ценой смерти другой жизни. Большинство людей вытесняют негативную сторону жизни. Бодлер пристально ее рассматривает и экзальтируется ею.
Есть аналогия этому амбивалентному чувству у  Пушкина:
Есть упоение в бою
И бездны мрачной на краю,
И в разъяренном океане,
Средь грозных волн и бурной тьмы,
И в аравийском урагане,
И в дуновении Чумы.

Произведение Бодлера требует подробного рассмотрения. Надо его перечитать, чтобы разобраться, что он хотел сказать каждым своим стихотворением этого цикла — в каждом свой оттенок темы.

А для чего же тогда сам цветок?


Для любования, Марианна! На могилах тоже цветы растут. Типичная тема символистов.)

0

8

И. Ильф, Е. Петров "Золотой теленок"

Судьба играет человеком, а человек играет на трубе.

Илья Ильф и Евгений Петров. Не будь этих людей – советская литература много бы потеряла. «Золотой телёнок» - еще одна замечательная сатира, которую они написали вдвоем.

Давайте поиграем. Я попробую описать это произведение одной фразой.
Итак, «Золотой телёнок» - это произведение о том, как одиноко миллионеру, не имеющему возможности потратить свой миллион.
Произведение относительно большое, поэтому я хочу выделить в нем несколько лейтмотивов. Постараюсь по возможности расположить их в приоритетном порядке.

1. Лейтмотив счастья
Он начинает звучать еще в начале произведения, когда главный герой Остап Бендер делится своей мечтой с аферистом Балагановым, и проходит тонкой красной линией через все произведение.
То Остапу видится его счастье в Рио-де-Жанейро, где море, девушки, вина, и красивый дом, и райская жизнь; то мнится ему, что счастье начнется уже тогда и там, где он сможет настигнуть миллионера Корейко и продать желтую папку с компроматом; а то он просто хочет выбраться из  пустыни. Когда же он вновь оказывается в гуще цивилизации, Остапа ждет неприятный сюрприз: он не может потратить свои деньги. Номера в гостиницах заняты командированными, автомобили не продаются частным лицам, здания строятся только для нужд общественности и даже в столовой невозможно поесть человеку, не состоящему в профсоюзе. «Ах!» - восклицает Бендер и бьёт себя ладонью по лбу,  – «Ведь я оставил нежную и удивительную девушку! Счастье было так близко!». И вот он на всех парах летит в другой город на свиданье… а «нежная и удивительная» уже замужем, и во флотском борще, который она кушает со своим супругом,  - обломки кораблекрушения.

2. Дружба
Даже у афериста есть сердце – большое, как у телёнка. Следует отдать Остапу должное, в своём ближайшем окружении он видит не только партнёров, но и простых людей: попытавшихся его обставить он по-отечески отчитывает, остальным выражает свою признательность так, как умеет это делать. И если в будущем судьба случайно сведёт Бендера с тем, кто однажды ему помог, он не пройдёт мимо. Беда в том, что преданным своему делу друзьям не по пути с нашим героем: они будут «механически» воровать и попадаться или посвятят остаток жизни никому кроме них не нужному металлолому, отдалённо напоминающему автомобиль.

3. Ценность и стоимость
Интересная штука: иногда валюту невозможно обменять, а некоторые вещи нет возможности приобрести. Так, студенты, с коими Остап завёл дружбу за один вечер, бегут от его денег; и хорошая девушка Зося находит хорошего парня, отвернувшись от миллионеров-скряг.

4. Рабство
Граница Советского Союза, финансовая и политическая системы – все держит миллионеров Корейко и Бендера в цепях. Хочешь жить по-божески – вступай в профсоюз, учись, трудись, соревнуйся. И будут тебе путешествия, льготы, начальный капитал, строительство, уважение коллег, гордость семьи, в газете о поместят заметку о тебе, а то и целую статью, и подарит тебе свою нежность удивительная девушка… И не удастся жить иначе в этой стране, ибо строится она для людей одного класса, как не удастся и сбежать из нее – ибо не под иные миры и страны душонка заточена. А если и попытается свободолюбивая птичка вырваться из родного гнезда – пограничники все пёрышки поотрывают.

5. Движение
Наконец, присутствует в произведении еще один лейтмотив, неявный. Остапу не приходится останавливаться ни на мгновение: он кочует из одного города в другой, представляясь сыном лейтенанта Шмидта; путешествует по стране на автомобиле в поисках миллионера; найдя, преследует его на поезде; выбирается из пустыни на верблюдах… Наконец, в момент отчаяния он прыгает по льдинам: твердь под его ногами раскалывается, ледяные глыбы движутся, заставляя двигаться и маленького человека на них.
Последний образ ледохода напомнил мне устройство часового механизма: лед движется, часы идут – это закономерный процесс, и Остап Бендер – всего лишь шестеренка в этих часах, этой вселенной. Не медная – золотая шестеренка, что меняет его качество, но не меняет его сущности.

Жизнь – не зебра, а шахматная доска. Я глубоко симпатизирую Бендеру в его умениях видеть эти разноцветные квадраты, хоть бы и на одну клетку вокруг себя, и сохранять здоровое чувство юмора в любой ситуации. Что бы ни случилось с человеком, юмор – это то, что поможет ему жить и не сдаваться, и забывать обиды, и мечтать, и – кто знает – сделать то, что не удалось Остапу Бендеру. Ну а пока судьба сыплет на афериста лишь новые приключения и жизнь налегке. Судьба играет человеком, а человек играет на трубе.

0

9

http://s8.uploads.ru/t/I3VZt.jpg
Я очарована этой девочкой. Мне нравится ее сильный, вдумчивый, прямой взгляд. Знакомьтесь: это Алиса Лидделл – та самая, которой довелось побывать в стране Чудес. А человека, который поведал нам о ее приключениях, зовут Чарльз Лютвидж Доджсон, более известный как Льюис Кэрролл. Сегодня мы вместе с ними совершим экскурсию в мир Абсурда. Но обо всем по порядку… Для начала давайте узнаем, что такое абсурд и почему он читается.


Согласно словарю, литература абсурда – это стиль или лейтмотив в литературе, характерной особенностью которого является демонстрация бессмысленности, парадоксальности, нелепости и даже комизма привычных жизненных условностей, правил и законов при помощи игры логическими значениями, описаний механистичности, бесцельности существования человека, обличения недопонимания между отдельной личностью и обществом. Литература абсурда затрагивает самые разные сферы и проблемы: психология, социум, кризис духовности, культурные ценности, тоталитаризм государства как такового, онтология внутреннего и не связанного с надиндивидуальным или идеальным. М-да, иногда, чтобы воспринять статью из словаря, приходится опять же использовать словарь. А теперь еще раз, и попроще.
Согласно Кофан, абсурд – кривое зеркало литературы. Такое сравнение приводится по двум причинам. Во-первых, абсурд отражает нашу действительность. Во-вторых, он отражает ее искаженно, но делает это намеренно. Дело в том, что, если смотреть каждый день на что бы то ни было, мы привыкаем к тому, что открывается нашему взору. Но вот те же самые вещи другой человек видит в первый раз. Они удивляют, смешат или возмущают его, и он говорит нам об этом. Но мы не понимаем, потому что привыкли к той среде, в которой живем. Тогда этот Другой в попытке до нас достучаться, дать нам возможность посмотреть его глазами на мир, приукрашивает действительность: если она кажется ему смешной, он опишет ее до крайности комичной; если она пугает, он опишет ее так, что кровь будет стынуть в жилах. Читатели абсурда – это люди, которые хотят по-новому взглянуть на ситуацию, увидеть ее «в первый раз» и тем самым лучше познать мир вокруг себя.


В этом жанре есть свои известные имена: Самюэль Беккет, Франц Кафка, Льюис Кэрролл, Владимир Набоков, Даниил Хармс, Александр Введенский, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Их рекомендует мировая литература. А я рекомендую другие, в силу того, что некоторые в мировых рекомендациях не упомянуты, с другими я не успела ознакомиться и потому снимаю с себя полномочие их рекомендовать.
Среди литературы абсурда я выделяю и предлагаю к вашему ознакомлению следующие произведения:
• «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла (это одна из моих любимых сказок, несмотря на все негодующие отклики критиков и матерей, сопровождавшие выход этой книги);
• «Академия пана Кляксы» Яна Бжехва (это моя любимая сказка);
• «Приключения барона Мюнхгаузена» Эриха Распе;
• рассказы Даниила Хармса (советую читать их в том настроении, когда хочется «сломать систему»);
• «История одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина;
• «Автостопом по галактике» Адамса Дугласа Ноэля (книга для задающихся вопросом о смысле жизни);
• «Колыбель для кошки» Курта Воннегута.
Среди прочитанных мною произведений в этом жанре есть и другие, но эти семь – жемчужины. Все семь хороши тем, что их можно (и нужно) читать в разном возрасте.


Недавно я перечитала «Алису в стране чудес» - впервые во взрослом возрасте. Эта книга уникальна – нет, не потому что наиболее ярко представляет абсурд. Дело в другом. Чарльз Доджсон (автор книги) был в первую очередь математиком, логиком, философом, а уж потом – писателем. Его «Алиса» - потрясающий криптографический труд. В «детской» сказке зашифрованы математические загадки, физические законы, теория вселенной. Открывать их очень весело, когда вы уже прочли книгу и уже их не увидели) Тех, кто еще не ознакомился с произведением, но намерен сделать это в будущем, прошу не читать свернутый текст, иначе сюжет книги уже не произведет должного эффекта. Ну а те, кто уже осилил этот небольшой рассказ или не смущен спойлерами, – добро пожаловать отсюда!

Следуйте за белым кроликом

1. При падении сквозь кроличью нору Алиса задаётся вопросом, пролетит ли она Землю насквозь. В сказке главная героиня представляет, как появляется где-нибудь в Новой Зеландии или Австралии, однако впоследствии падает в кучу валежника. В действительности тело будет падать с возрастающей скоростью, но с убывающим ускорением, пока не достигнет центра Земли, где ускорение равно нулю. После этого скорость его станет уменьшаться, а замедление — увеличиваться до тех пор, пока оно не достигнет противоположного конца туннеля.
2. Когда Алиса падает сквозь нору она вопрошает: «Едят ли кошки мошек? Едят ли мошки кошек?», а впоследствии думает, что ей всё равно. Некий Эликзэндер утверждает, что в данном контексте Алиса играет с логическим позитивизмом. Она отвергает вопросы, которые считаются бессмысленными, поскольку на них нельзя дать эмпирически обоснованный ответ.
3. Алиса также пытается вспомнить, не забыла ли она таблицу умножения: «Значит так: четырежды пять — двенадцать, четырежды шесть — тринадцать, четырежды семь… Так я до двадцати никогда не дойду!».
Если принять эти цифры за аксиому, и развивать прогрессию, то 4 X 5 = 12, 4 X 6 = 13, 4 X 7 = 14, она окончится 4 X 12 = 19. До 20, которой обычно оканчивается таблица Пифагора, не хватит единицы. Для системы счисления, использующей как основание 18, 4 X 5 действительно равняется 12. В системе счисления с основанием 21 справедливо равенство 4 X 6 = 13. Если продолжить эту прогрессию, каждый раз увеличивая основание на 3, то произведения будут увеличиваться на единицу, пока не дойдёт до 20. Именно тогда метод откажет: 4 X 13 равняется не 20 (для системы чисел с основанием 42), а «1», за которой будет следовать символ, играющий роль «10».
4. Во второй главе Алиса то уменьшалась, то увеличивалась под воздействием различных предметов и веществ и боялась совсем исчезнуть. Космологи считают подобные сцены отличной иллюстрацией аспектов теорий, рассматривающих расширение Вселенной. Эти эпизоды сравниваются с исследованиями Эдмунда Уиттекера, описывающие уменьшающуюся Вселенную, суть которой состоит в том, что общее количество материи неизменно уменьшается, и в конце концов Вселенная превратится в ничто.
5. Море слёз, в которое попала главная героиня, содержит в себе скрытую сатиру на теорию эволюции, где оно является аналогом праокеана, в котором зарождалась жизнь, а бег по кругу, в котором каждый выигрывает, — теория естественного отбора.
6. В данной главе Болванщик замечает, что его часы отстают на два дня. Если предположить, что действие сказки разворачивается 4 мая 1862 года, то есть в день рождения Алисы Лидделл, то разница между лунными и солнечными месяцами должна составлять два дня. Это позволяет сделать обоснованную гипотезу, что часы Болванщика показывают лунное время. Если Страна чудес находится где-то недалеко от центра Земли, положение Солнца безразлично для определения времени, однако фазы Луны останутся неизменными. В пользу данного предположения говорит и связь между словами «лунный», «лунатик», «безумный».  Эддингтон и некоторые другие физики, занимавшиеся теорией относительности, сравнивали Безумное чаепитие, где стрелки часов всегда стоят на шести, с той частью модели космоса Де Ситтера, в которой течение времени остановилось.
7. Алиса вопрошает у Чеширского Кота, куда ей идти, оговаривая, что ей всё равно, куда она попадёт, на что Кот ответил: «Куда-нибудь ты обязательно попадешь. Нужно только достаточно долго идти». Отзвуки этой мысли прослеживаются в романе «В дороге» Джека Керуака, а Джон Кемени ставит вопрос Алисы и ответ Кота эпиграфом к главе о науке и нравственных ценностях в своей книге «Философ смотрит на науку». Кемени заявляет, что цитата точно выражает извечный конфликт между наукой и этикой, поскольку наука не может сказать, в каком направлении следует идти, однако, после того как решение будет принято, она может указать наилучший путь к достижению цели.

Отредактировано Софи (2015-03-29 12:27:00)

0

10

Соня, спасибо за труд!  От содержания до эстетического оформления. Я в восторге.

0

11

Графический ответ на вопрос о том, почему мы читаем
http://s8.uploads.ru/t/y7cHb.jpg

0

12

Генри Миллер "Тропик рака"

   Когда я впервые услышала чакону соль минор Томазо Антонио Витали, я чувствовала себя так, словно меня вывернули наизнанку, прополоскали в ледяной воде и вернули в прежнее состояние. Внешне ничего не изменилось, но ты уже не тот.
   Вот уже 3 дня меня преследует то же состояние. Кто бы мог подумать, что повторит его не музыка, а книга.
   «Тропик рака» оказался на моей полке довольно неожиданно. До момента прочтения мои познания о нём ограничивались одной кем-то сказанной фразой: «Вот неприличная книга, которую стоит прочесть». Кем бы ни был этот человек, спасибо ему за предупреждение: оно помогло пережить первые шесть страниц, когда я слушала, что говорит мне мелкий шрифт, и качала головой. А на седьмой странице завязался диалог.

   Хорошо быть философом, попивая свежий горячий чай из аккуратных фарфоровых чашек в своей уютной квартире. Человек, который продолжает задавать философские вопросы (и даже находить ответы на некоторые из них) на дне жизни,  - вызывает уважение.
   Его зовут Генри Миллер. Ваш диалог не состоится в уютных креслах гостиной – скорее это будет деревянная лавочка в парке…

   Однажды он рассказал мне, как ему посчастливилось найти билет на концерт, где он слушал музыку Клода Дебюсси. Такая находка действительно была для него удачей – у Генри не нашлось бы денег на билет.
 

Знаете, что такое концерт для состоятельных людей? Изысканная форма самоистязания. Дирижер стучит палочкой по пульту. Миг напряженной сосредоточенности — и почти тут же общее сонное безразличие, которое нагоняет на публику оркестр своей музыкальной изморосью. Моя голова, однако, свежа, и тысячи маленьких зеркал отражают происходящее. Нервы приятно вибрируют. Я чувствую, как звуки забиваются мне под ребра, а сами ребра висят над пустым вибрирующим пространством. Сколько времени это продолжается, я не имею ни малейшего представления, я вообще теряю всякое понятие о времени и месте. Наконец я впадаю в какое-то полубессознательное состояние, уравновешенное чувством покоя. Мне кажется, что во мне — озеро, переливающееся всеми цветами радуги, но холодное, точно желе. Над озером широкой спиралью поднимается вереница птиц с длинными тонкими ногами и блестящим оперением. Стая за стаей взлетают они с озера, холодного и спокойного, проносятся над моими лопатками и исчезают в белом мареве пространства. Потом кто-то медленно, очень медленно, как старая женщина в белом чепце, проходит по моему телу, закрывая окна-поры, и я вновь обретаю себя.
Мой сосед спит сном праведника. Со своим животом и нафабренными усами он похож на маклера, и уже поэтому он мне нравится. Особенно мне нравится этот живот и все, что пошло на его сооружение. Почему бы ему и не спать? Если ему захочется послушать музыку, он всегда найдет деньги на другой билет. Я заметил, что чем лучше люди одеты, тем спокойнее они спят. У них чиста совесть, у этих богатых. Вот бедный — совсем другое дело: стоит ему задремать лишь на минуту — и он сконфужен, ему кажется, что он нанес композитору величайшее оскорбление.

   «Тропик рака» - это вырванный из автобиографии кусок, где Г. Миллер описывает все, что происходит с ним в течение относительно небольшого промежутка времени: пейзажи, открывающиеся его взгляду; его идеи, воспоминания, наблюдения и мысли. Чтение этой книги вызывает наслаждение сродни сверхъестественному: я погрузилась в личность автора; я стала им. Никаких тайн. Я читаю его мысли. Оглядываюсь вокруг.
   …но стать оборотнем в чужой шкуре – не так просто, как думается. «Тропик рака» - книга с характером. Это фильтр, который отсеивает лишних и допускает к автору лишь избранных: тех, кто стремится к истине; кого не пугают преграды. Несмотря на эффективность такой задумки, выбранный автором способ фильтрации довольно прост – это мат. Ненормативная лексика.
   Мир не делится на черное и белое; он так неоднозначен! Когда человек вдруг понимает это, словно пелена упадает с его глаз: он видит все – и он может решать, на что обратить свой взор. Я смотрю на жизнь, читая "Тропик рака", – и вижу нешаблонность, откровенность и глубокие мысли.

0

13

О войне

    В Хабаровске еще начало апреля, а город уже пестрит плакатами "С Днем победы!" и призывами к участию в тематических акциях. Мне это только кажется, или плакаты вместо благодарности действительно внушают чувство хвастовства? Пока глаза по инерции следили за рекламой, посвященной 9 мая, в голове формировалась мысль: "А правильно ли мы делаем, что отмечаем День победы?"
    Спустя 2 дня я наткнулась на размышления о войне в книге Рэя Брэдбери "Вино из одуванчиков". Брэдбери рассуждает о войне устами полковника Фрилея - 80-летнего старика, живущего в уединении за городской чертой.  Мистер Фрилей болен и слаб, он не может даже выйти на улицу, однако его одиночество скрашивают мальчики 10-12 лет, которые приходят к нему, чтобы послушать рассказы о прошлом. Однажды мальчики попросили мистера Фрилея рассказать о войне Севера и Юга.

— Помню ли я гражданскую войну? — встрепенулся полковник. — Ну еще бы! — Голос его задрожал, и он снова закрыл глаза. — Все, все помню, вот только… на чьей же стороне я сражался?
— А какого цвета у вас был мундир?.. — спросил Чарли.
— Цвета начинают путаться, — прошептал полковник. — Они тускнеют. Я вижу рядом солдат, но уже давно не помню, какие на них шинели и кепи — серые или синие. Я родился в штате Иллинойс, учился в Вирджинии, женился в Нью-Йорке, дом построил в Теннесси, а теперь, под конец жизни, слава богу, опять здесь, в Гринтауне. Теперь вы понимаете, почему у меня все цвета перепутались?
— Но ведь вы помните, по какую сторону гор дрались? — Чарли говорил совсем тихо. — Солнце вставало справа от вас или слева? Вы шли к Канаде или к Мексике?
— Иногда солнце вроде бы вставало со стороны моей здоровой руки, правой, а иногда — из-за левого плеча. И шли мы то туда, то сюда. Тому теперь уж лет семьдесят. За такой долгий срок немудрено и позабыть, с какой стороны всходило солнце.
— Ну а победы вы какие-нибудь помните? Выиграли же вы хоть какое-нибудь сражение?
— Нет, не припомню, — словно откуда-то издалека прозвучал голос старого полковника. — Никто никогда ничего не выигрывает. В войне вообще не выигрывают, Чарли. Все только и делают, что проигрывают, и кто проиграет последним, просит мира. Я помню лишь вечные проигрыши, поражение и горечь, а хорошо было только одно — когда все кончилось. Вот конец — это, можно сказать, выигрыш, Чарльз, но тут уж пушки ни при чем. Хотя вы-то, конечно, не про такие победы хотели услыхать, правда?


А теперь подумайте над такими ситуациями:
• Мы отмечаем День победы, но в этот праздник не пьем, не дебоширим, а вспоминаем смелость и стойкость наших предков, пересказываем подвиги пионеров-героев, старшее поколение рассказывает младшим о блокаде Ленинграда, битве под Сталинградом и обороне Москвы. И День победы для всех россиян - священный день; праздник, который мы отмечаем со слезами на глазах.
• Мы отмечаем не День победы, а День мира.
• Барак Обама говорит: "Россия унизила Америку тем, что одно из олимпийских колец в небе не раскрылось. Мы объявим России войну!", а американцы отвечают: "Вот сам и объявляй, а мы воевать не будем. Переживать ранения, разорения, тереть друзей и родных из-за твоих амбиций мы не готовы. И не будем."

0

14

Соня, спасибо. С большим интересом прочитала “О войне”. Проблемная тема. У меня пока одни вздохи.

0

15

Спасибо, Соня!
Мы вроде из разных поколений, но мои чувства очень схожи с твоими. Я тоже, когда слышу про праздник Победы, у меня первой возникает мысль, а где скорбь о погибших, боль утраты лучших людей нации, покаяние в необдуманных и приведших к миллионам жертв действиях. Война прославляется как великое достижение и становится страшно, что вместо желания , чтобы такое никогда не повторилось, может возникнуть иллюзия величия при победе в войне, и как следствие ввязывание в военные конфликты.

0

16

Иосиф Бродский

    Иосиф Бродский - один из моих любимых поэтов. Он внес огромный вклад в русскую поэзию, расширив проблематику произведений от лирики до проблем мироздания.
    Мне вспоминается школьный случай. На переменке я разговорилась с Валерием Абдулловичем, нашим преподавателем истории, о поэзии Бродского. Мой преподаватель выражал неодобрение и удивление моей симпатии к поэту, а на следующее занятие принес сборник стихов и поэм, по которым составил свое мнение о Бродском. Сборник носил гордое название "Избранное", на деле же в него были включены лишь поздние произведения поэта, и самые лучшие были опущены. Покачав головой, я процитировала по памяти "И вечный бой..." и "Одиночество". Так у Иосифа Бродского появился еще один признательный читатель в лице моего преподавателя.
   Недавно я проштудировала наиболее полный сборник произведений поэта и сделала из него выборку. Почти шесть сотен страниц были ужаты мною в небольшой сборник избранного. В нем представлены произведения за весь период творчества поэта. В нем вы найдете самые яркие, глубокие, мелодичные стихи; найдете среди них шутку и крик души. Эту часть моего сообщения я посвящаю всем, у кого нет времени на подробное ознакомление с достоянием одного из величайших поэтов.

Берите книгу с полки здесь

https://www.dropbox.com/s/gyw48x93ew9wfeb/%D0%98%D0%BE%D1%81%D0%B8%D1%84%20%D0%91%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9.doc?dl=0
Примечание: В полном сборнике встречались довольно длинные произведения, читать которые стоило ради пары строк. В таких случаях мною оставлялся только этот необходимый "кусочек", остальной текст стирался. Такие цитаты в документе выделены синим цветом, а названия произведений, из которых они были извлечены, не указаны - для интриги, для побуждения читателя не идти проторенной тропкой.
Бонус: Для удобства читателя в документе созданы закладки. Точный способ их обнаружения не подскажу, ибо для каждой версии Word'а он индивидуален.

А эта часть сообщения посвящена тем, кто может похвастаться избытком свободного времени.
    Я хочу рассказать вам о случае из биографии Иосифа Бродского, который поможет нам в самообразовании.
    В 1974 году И. Бродский прибыл в Америку и стал профессором сразу в 5 колледжах, имея образование 8 классов. Он читал лекции в вольном стиле: без конспектов, планов и традиционных учебников Бродский рассказывал о тех писателях и поэтах, которые были близки ему; во время лекций поэт пил кофе и много курил. При такой работе лишь один аспект раздражал Бродского - беспробудное невежество американской молодежи. Однажды, выведенный из себя особенно безнадежным классом, Бродский сел за машинку и наспех составил «Список книг, которые должен прочесть каждый». Список состоит из двух частей: проза и поэзия.

Часть I. Проза

«Бхагавадгита»
«Махабхарата»
«Гильгамеш»
Ветхий Завет
Гомер. «Илиада», «Одиссея»
Геродот. «История»
Софокл. Пьесы
Эсхил. Пьесы
Еврипид. Пьесы «Ипполит», «Вакханки», «Электра», «Финикиянки»
Фукидид. «История Пелопоннесской войны»
Платон. «Диалоги»
Аристотель. «Поэтика», «Физика», «Этика», «О душе»
Александрийская поэзия
Лукреций. «О природе вещей»
Плутарх. «Жизнеописания»
Вергилий. «Энеида», «Буколики», «Георгики»
Тацит. «Анналы»
Овидий. «Метаморфозы», «Героиды», «Наука любви»
Новый Завет
Светоний. «Жизнеописания двенадцати цезарей»
Марк Аврелий
Катулл
Гораций
Эпиктет
Аристофан
Элиан. «Пестрые истории», «О природе животных»
Аполлодор. «Аргонавтика»
Пселл. «Жизнеописание правителей Византии»
Гиббон. «История упадка и разрушения Римской империи»
Плотин. «Эннеады»
Евсевий. «Церковная история»
Боэций. «Об утешении философией»
Плиний Младший. «Письма»
Византийские стихотворные романы
Гераклит. «Фрагменты»
Августин. «Исповедь»
Фома Аквинский. «Summa Theolo qica»
Св. Франциск. «Цветочки»
Никколо Макиавелли. «Государь»
Данте. «Божественная комедия»
Франко Сакети. Новеллы
Исландские саги
Шекспир. «Антоний и Клеопатра», «Гамлет», «Макбет», «Генрих V»
Рабле
Бэкон
Мартин Лютер
Кальвин
Монтень. «Опыты»
Сервантес. «Дон Кихот»
Декарт
«Песнь о Роланде»
«Беовульф»
Бенвенуто Челлини
Генри Адамс. «Воспитание Генри Адамса»
Гоббс. «Левиафан»
Паскаль. «Мысли»
Мильтон. «Потерянный рай»
Джон Донн, Эндрю Марвелл, Джордж Херберт, Ричард Крошоу
Спиноза. «Трактаты»
Стендаль. «Пармская обитель», «Красное и черное», «Жизнь Анри Брюлара»
Свифт. «Путешествие Гулливера»
Лоренс Стерн. «Тристрам Шэнди»
Шодерло де Лакло. «Опасные связи»
Монтескье. «Персидские письма»
Локк. «Второй трактат о правительстве»
Адам Смит. «Благосостояние наций»
Лейбниц
Юм
Тексты федералистов
Кант. «Критика чистого разума»
Кьеркегор. «Страх и трепет», «Или-или», «Философские фрагменты»
Достоевский. «Записки из подполья», «Бесы»
Гете. «Фауст», «Итальянское путешествие»
Токвиль. «О демократии в Америке»
Де Кюстин. «Путешествие наших дней (Империя царя)»
Эрик Ауэрбах. «Мимезис»
Прескотт. «Завоевание Мексики»
Октавио Пас. «Лабиринты одиночества»
Карл Поппер. «Логика научного открытия», «Открытое общество и его враги»
Элиас Канетти. «Толпа и власть»

Часть II. Поэзия

Английская/американская: Роберт Фрост, Томас Харди, Уильям Батлер Йейтс, Томас Стернз Элиот, Уистен Хью Оден, Марианна Мур, Элизабет Бишоп.
Немецкая: Райнер Мария Рильке, Георг Тракль, Петер Хухель, Ингеборг Бахман, Готфрид Бенн.
Испанская: Антонио Мачадо, Федерико Гарсиа Лорка, Луис Сернуда, Рафаэль Альберти, Хуан Рамон Хименес, Октавио Пас.
Польская: Леопольд Стафф, Чеслав Милош, Збигнев Херберт, Вислава Шимборска.
Французская: Гийом Аполлинер, Жюль Сюпервьель, Пьер Реверди, Блез Сандрар, Макс Жакоб, Франсис Жамм, Андре Френо, Поль Элюар, Виктор Сегален, Анри Мишо.
Греческая: Константин Кавафис, Йоргос Сеферис, Яннис Рицос.
Голландская: Мартинус Нейхоф («Аватар»).
Португальская: Фернандо Пессоа, Карлос Друммонд де Андрад.
Шведская: Гуннар Экелёф, Харри Мартинсон, Вернер Аспенстром, Тумас Транстрёмер.
Русская: Марина Цветаева, Осип Мандельштам, Анна Ахматова, Борис Пастернак, Владислав Ходасевич, Виктор Хлебников, Николай Клюев, Николай Заболоцкий.

Раздавая студентам копии, И. Бродский прокомментировал содержащийся в них список так: "Это необходимый минимум. Просто чтобы с вами было о чем поговорить."

0

17

Соня, большое тебе спасибо за содержательное сообщение! Я потрясена широтой твоих интересов! Уже приступила к чтению твоей подборки. Список Бродского представляется величественным. И как хороша заключительная фраза “ чтобы было о чем с вами поговорить”, созвучна идее нашего клуба. Мне кажется, тебе можно взять планку и повыше. Подумать о поступлении в один из столичных ВУЗов.

0

18

Привет всем. Так уж вышло, что в данный момент я читаю "Махабхарату", не забывая о Бальзаке разумеется, по тексту возникают вопросы. С удовольствием присоединюсь к прочтению списка. И хочу спросить и у тебя София и у тебя Вика, что из списка читаете?
Интересно, а как Бродский объяснял выбор именно этих авторов и произведении,на мои взгляд  Достоевского маловато и вообще, да не оскудеет земля русская талантами! Но для "минимума"это прекрасный подбор. Соня вам с Бродским спасибо.

0

19

Марианна,
еще раз присмотритесь к списку. Это минимум, который был составлен спонтанно, наспех. Тут не только Достоевского мало. Основная идея, которую представляет собой сей список, - донести до читателя представление о развитии человечества (мысль, открытия, нравы, уклад, мода) и истории всемирной литературы. Когда будем знать азы, сможем пойти дальше. Чтобы обсуждать и разрешать нюансы, нужно уметь видеть картину в целом.
    Стыдно признаться, но я пока далека и от минимума. В моем списке прочитанного уже имеются новый и старый заветы, Софокл (идея кабинета глубинной психологии), Макиавелли, Данте, "Беовульф", Свифт, Достоевский, Фрост и все из русской поэзии. И на полке в данный момент стоят Платон и "Красное и черное" Стендаля.

0

20

Привет участники клуба, привет Марианна. Прошу извинить за задержку с ответом, не заметила сообщения, видимо, не получила уведомления. Я списку Бродского не следую, хотя признаю его ориентиром, и отдельные совпадения с прочитанными книгами, разумеется,  есть. Я с грустью отмечаю, что каждый год выпускается все больше и больше литературы, и не приходится надеяться вспахать, перевернуть все эти вековые пласты знаний. Силы человека ограничены, и он следует путем, который диктуют ему потребности и необходимость в больше степени, чем список. Мне иногда кажется, что такие списки будет правильнее   рассматривать как вариант художественной формы (наравне с повестью, рассказом,  драмой),  отражающей больше индивидуальность автора, нежели прямое руководство к действию. Хорошо иметь высокий уровень образования,  но уникальность личности и своя мечта выше. Если бы Феллини читал все эти книги, ему некогда было бы снимать свои фильмы. Мне кажется, список учит не столько тому, что именно читать, сколько тому, как уметь выбирать лучшее из имеющегося.

0